При поддержке Министерства культуры РФ
Мы в социальных сетях
facebook ВКонтакте twitter
» » Александр Карпиловский: Сохраняя мечту

Александр Карпиловский: Сохраняя мечту

Опубликовано 04 май 2016
Александр Карпиловский: Сохраняя мечту

На недавно завершившемся VII онлайн-кинофестивале «Дубль дв@» его фильм «Частное пионерское - 2» стал поистине главным виновником торжества, одержав победу сразу в нескольких номинациях, центральная из которых – «Приз зрительских симпатий». Радостно встретив победу на награждении, режиссёр уже в фойе за чашечкой кофе, избранной вместо бокала шампанского, приступает к обсуждению сюжета будущей части фильма – для остановки в работе нет причин. По словам создателя фестиваля Валерия Кичина, этот человек во многом обещает стать рыцарем детского кино. Он – Александр Карпиловский – актёр, режиссёр, сценарист, и в перерыве между его подвигами мы беседуем с ним о картине, детском кино в целом и не только.

Фильм «Частное пионерское - 2» получил уже достаточно внушительное количество наград на различных фестивалях. Насколько значима для Вас была победа (в номинации «Приз зрительских симпатий») на VII онлайн-кинофестивале «Дубль дв@» и какие в целом вызвала эмоции?
Меня победа обрадовала. И сейчас она нам очень важна, потому что мы находимся в поисках финансирования 3-й части заявленной трилогии «Частное пионерское». Я считаю, что трилогия – это замечательная форма, забытая на сегодняшний день, но совершенно, как мне кажется, перспективная. Мы этой победой будем козырять, будем говорить, что зрители нас любят, хотят видеть фильм – дайте нам денег на 3-ю часть. Поэтому это очень кстати было. И, кроме того, дико приятно.

Высокие оценки, средний балл которых 9 из 10 возможных, восторженные отзывы – всё это сопровождало вашу картину на фестивале. В чём, на Ваш взгляд, заключается привлекательность Вашего фильма?
Для взрослых людей – это возможность погружения в детство. Детство – это всегда ностальгия, это всегда какая-то отдельная тема, которая живёт в сердце каждого человека. И мы на эту педаль активно жмём. А для детей – это увлекательная история о любви, которая тоже является немаловажной темой. У нас есть приключения, любовь и животные – 3 кита, на которых держится детское кино.

Воссозданная в фильме советская эпоха могла как-то повлиять на его популярность?
Я не думаю, что советское время здесь сыграло решающую роль. Советское время – это просто антураж. Для современных детей – это вообще некое фэнтези: они про пионеров ничего не знают, и для них это всё равно, что в космосе или в будущем разыгрывалась бы эта история. Для них 80-е годы никакого значения не имеют. Это просто история, в которой всё, что нужно детям и всё, что нужно для семейного кино. Мы поднимаем актуальную тему. У нас есть приключения, собака, мальчик целует девочку – что ещё надо?

Не происходит ли у современного ребёнка некоторый дискомфорт при введении его в контекст советского времени, не вызывает ли это в нём конфликта как у представителя поколения, выросшего на несколько иной системе взглядов?
Смотря как её подать. Я считаю, нет. Какой конфликт должен быть? Мы же просто вводим его потихоньку в эту другую эпоху, там звучит симпатичная музыка, приятные ребята ходят – почему должен быть конфликт? Конфликт может быть у антикоммунистически настроенных людей, которых тошнит от всего советского. Но таких сейчас немного. И они, наверное, не входят в состав наших зрителей. Наоборот, советский период воспринимается с некоторой ностальгией. Конечно, много чего было плохого, но самое главное, что там было детство и юность тех людей, которые сейчас находятся в зрелости. А это намного важнее и ценнее – те первые воспоминания детства. У кого-то они были в концлагере, у кого-то во время революции, а у кого-то в советское время. Они трепетные и нежные, и естественно мы всем этим очень дорожим. И чем старше становишься, тем они более становятся какими-то насыщенными.

Среди зрителей как раз немалое количество составляла взрослая публика, которая испытывала не меньшие эмоции в сравнении с детьми при просмотре фильма. Некоторые даже начинали, как упомянул Валерий Кичин (прим. ред.— автор фестиваля «Дубль дв@»), просматривать свои старые альбомы...
Да, возможно. Потому что они вспоминали своё детство. И музыка сыграла тоже роль – нашу музыкальную подборку как раз оценили на фестивале (прим. ред. — премия от «Русского радио» (Русская медиагруппа) «За подбор песен для фильма и талантливую работу музыкального продюсера»),– потому что музыка, конечно, влияет на какую-то подкорку, проникает в самые затаённые глубины. Все любили первый раз, находясь в пионерском лагере – все. Поэтому, когда ты правильно воздействуешь на это, конечно, возникает поток эмоций.

А с чем вообще связан Ваш интерес к детскому кино?
Не знаю, как-то просто связан. Я всю жизнь работаю с детьми…

Вы снимаете, прежде всего, для детей или для себя-ребёнка?
У меня есть чёткое ощущение, что бы мне хотелось в детстве. И с помощью кино я могу реализовать то, что я недополучил в детстве. Могу, например, своих героев поместить в ситуацию, в которой сам бы хотел тогда оказаться. Я это делаю с большим удовольствием. Наверное, да, это какая-то реализация тех давних, из детства тянущихся недоборов. Если бы у меня в детстве было всё, что я хотел, наверное, сейчас этого кино не было. Но мы жили в советское время. Я жил в обычной семье, ходил в обычную советскую школу.

Сейчас у ребёнка практически всё есть – с материальной точки зрения. Теряют ли они что-то с этим? Вообще, изменилось ли нынешнее детство по сравнению с детством в Советском Союзе?
Конечно, изменилось. Ребёнок должен мечтать, но, к сожалению, уходит мечта. Это страшная проблема. У детей пропадает нереализованная потребность. Когда у тебя есть всё – не о чем мечтать. Велосипед, компьютер в принципе у всех есть – хотя, конечно, может быть, где-то остаются необеспеченные семьи. В целом всё это очень тонкий момент. Здесь родители уже должны соблюдать грань, когда ребёнок должен не уставать хотеть чего-то такого.

Каким должно быть детское кино в современных реалиях? Какие оно должно отражать ценности?
Таким же, как всегда и везде. Все ценности незыблемы, все одни и те же. Ничего не изменилось. Как было 200 лет назад: дружба, любовь, верность, вера, родина…

Может быть, что-то из этого особенно необходимо для современного ребёнка?
Для современного ребёнка необходимо общение со сверстниками. Необходимо вылезать из интернета и разговаривать с друзьями. Необходимо отрывать их от компьютеров и заставлять играть в казаки-разбойники, в салки. Надо что-то с этим делать. То есть социальные сети это здорово и круто, но нельзя давать им преобладать – это очень опасный процесс. Ему надо как-то противостоять. И я считаю, что кино способно в этой битве совершенно эффективно участвовать.

С чем, на Ваш взгляд, связано оскудение сегмента детского кино в современном российском обществе, и когда это всё началось?
Это началось в 90-е годы. Во-первых, уничтожили телевизионное детское кино тем, что вышел закон о рекламе, запрещающий демонстрацию последней в детском кино, причём это было в детских фильмах и передачах. Инициаторами этого закона были не кто иные, как Ролан Быков и Владимир Грамматиков. Владимир Саныч (прим. ред.– Владимир Александрович Грамматиков) сейчас посыпает голову пеплом и говорит, что «мы» были наивными романтиками и ничего не понимали. Это, наверное, действительно так, потому что они своим законом убили детское телевизионное кино напрочь. И за 20 лет выросло уже не одно поколение детей без детского телевизионного российского кино. А прокатное кино: во-первых, детских фильмов делается 6 фильмов в год – это очень мало; и чтобы появились хорошие фильмы в любом жанре, их должно выходить 110 в год – тогда там будет 10 хороших. А если фильмов всего 10 или всего 6, то тогда хороший фильм появляется один раз в два-три года. По этому поводу есть статистика. Это везде во всём мире – ничего не сделаешь. На 400 фильмов, ежегодно выходящих в Америке, приходится 30 хороших. Таковы условия бизнеса. Поэтому, чтобы в России появились хорошие детские фильмы, надо просто снимать много детских фильмов. И нужно что-то делать с телевизионным детским кино, так как это вообще катастрофа.

Когда кинопрокатчики и те, кто определяет телевизионную политику видят, что Ваш фильм побеждает на разных фестивалях, они начинают как-то менять свою политику?
Нет, они никак не меняют. Они же просто бизнесмены. Это не могут делать продюсеры телеканалов. У них есть закон: если они показывают фильм в прайм-тайм (прим. ред.— наиболее активное время «телесмотрения» за сутки), они должны показывать рекламу. Они на этом зарабатывают деньги. Какой смысл им показывать детское кино? А если они не могут показывать рекламу, если за это они получат штрафные санкции, то зачем нужен этот фильм? Это не дело тв-продюсеров. Это дело государственной поддержки, государственной политики в области детского кино.

Официально государство заявляет о своей поддержке в области детского кино, однако, как многие отмечают, она совершенно глуха на практике. И даже в финансировании 3-й части Вам отказали... Чем, кстати, объяснялось последнее?
Не ясна целевая аудитория. 17 лет (прим. ред.– в 3-й части будет представлена юность героев, продолжающая первые две поры: детство и отрочество) это вроде уже не дети, то есть для детского семейного кино мы уже выросли, а для кино молодёжного ещё не доросли. Но мотивировок может быть придумано сколько угодно. Они считают, что нужны фэнтези... Можно много чего об этом говорить, но есть факт – отказали. Мы сейчас опять подали в Фонд кино, в Министерство культуры пробуем это дело как-то пробить. С одной стороны, есть победы на фестивалях, успех у зрителей; с другой стороны – непонимание и непринятие чиновников. Я не могу это объяснить.

Эта ситуация как-то влияет на Вашу работу в детском кино? Может быть, порождает в Вас сомнения или наоборот подогревает страсть и желание продолжать трудиться на поприще детского кино?
Я детское кино-то не снимаю. Я снимаю только "Частное пионерское". Потому что есть прецедент, есть продюсеры...

А потом Вы не собираетесь продолжать работать в детском сегменте?
Нет, почему. Просто в детском сегменте невозможно работать, так как его нет. Вот есть сейчас прецедент с этим фильмом, есть продюсер, который хочет это делать. Но мне же надо как-то жить – поэтому я много снимаю телевизионного кино. Я снимаю сериалы, но они совсем не детские – обычные сериалы. В них присутствует много детей, собак. Но детское кино как детское кино я не снимаю, только «Частное пионерское». Я 15 лет назад, когда закончил институт, пришел на студию им. Горького и с гордостью сказал: «Я детский кинорежиссёр. Вот мой дипломный фильм с детьми (прим. ред.– «Шарик» (1999). Я хочу снимать детское кино». Но на меня посмотрели как на идиота. И всё, я пошёл долгим кругом. И вот спустя 15 лет я снял свой первый детский фильм.
Вообще детского кино в России нет напрочь. Есть только разговоры о том, что оно необходимо. Существует возможность запустить 6 фильмов в год, получить деньги на детские фильмы из Госкино некоторым особо приближённым – всё. И не дай бог вы опоздали – с ума сошли! Вы ещё штраф заплатите. Вас разорят. Контроль за финальным качеством картины никто не ведёт. Не важно какое это кино, были или не были у него фестивали, прокат - не прокат...

Что бы Вы пожелали детскому кино в контексте Года кино?
Детскому кино быть! Как-нибудь в этой стране наконец состояться. Быть не на уровне лозунгов, а на уровне премьер в кинотеатрах; притом в больших кинотеатрах, а не на фестивалях в ограниченном прокате.


Ксения Косачкова
Фото: Сергей Михеев/РГ
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Поделиться публикацией:
2 445
Наверх

Календарь мероприятий
Все мероприятия >
ВХОД НА САЙТ